вотЪ
у каждого свои наркотики
08.09.2012 в 20:34
Пишет падре Гонсалес:

как и заведено, со вступлением осени в мир приходит то самое характерное беспокойство, сладчайшая, тонкая тоска о < невозможно четко сформулировать >. скоро сиды уйдут в холмы; если ехать в вечерней электричке и смотреть в окно тамбура, горячо обожжет где-то внутри видение костра, разожженного за платформой оставленной позади станции.
остаются столбы из колод Таро, пизанские стопки книг, нравственный закон вокруг нас и звезды - внутри.
вываливаться из бара вечером, пьяным и счастливым - но где те греки, где же те римляне? или - где мои люди, кто эти вещи.
миллиарды изменений, каждый фотон, касающийся моей кожи, меняет ход истории, и так далеко все зашло, что сидишь и не понимаешь, как так вышло, как так получилось, что искусство жить сломлено. или даже - утрачено. Б-же, сраная пудра за три косаря, брендовая одежда и консервированный рамбутан. куча дерьма, забил тугой металл дыханье слабых флейт, и мы имеем то, что имеем.

люди стремятся к разным вещам: карьера, там. семья. быть с любимым человеком. творчество. не знаю, что угодно впишите. а еще бывает тяга к чудесам: настоящим, дышащим, живым чудесам. серебряной нитью (если вы понимаете, о чем я) через всю жизнь. и сломает, и свет будет немил тебе. есть такое слово в староанглийском - Langoth. им обозначается очень специфическая тоска, когда человеку было видение Рая, или Острова Яблок, или “двери в стене", - было и ушло, но всю оставшуюся жизнь он ищет его отблески. и это не имеет ни малейшего отношения к таким понятиям, как "жить прошлым" или "жить воспоминаниями". почему по осени оно так, до боли, обостряется - не могу сказать. гормоны? костры вечером? Сиды, уходящие в холмы? не знаю.

блядь.
вот был бы я Путиным - улетел бы во главе стаи стерхов на Аваллон. но - упс.
до связи. Первый, Первый, я - Земля.

URL записи

@темы: коробка с разностями, мое чужими словами